Вышла ли из комы соня

Вышла ли из комы соня

Вышла ли из комы соня

Следственными органами было возбуждено уголовное дело по п. «в» ч. 2 ст.

238 УК РФ «Выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека». Свою проверку проводит прокуратура.

По решению минздрава региона, проводившего также свою проверку, были уволены главные врачи скорой помощи и МСЧ №11.

источник В минздраве назвали причину смерти 13-летней Сони 25 июня в ходе пресс-конференции исполняющая обязанности министра здравоохранения Пермского края Янина Калина озвучила официальную причину смерти маленькой пермячки, которая впала в кому после нескольких часов езды на скорой. Как заявила и. о. министра здравоохранения Янина Калина, в ведомстве прошла внутренняя проверка.

Интересны не только случаи долгого пребывания без сознания, но и те метаморфозы, которые происходили с людьми после пусть и кратковременной комы. Пробыл в коме почти более 17 лет… Терри Уоллис попал в автокатастрофу в 1984 году (Корнел, США), на тот момент ему было 19 лет.

Получив множественные травмы, он сутки пролежал на месте аварии перед тем, как его нашли и передали медикам, они спасли ему жизнь, но пациент находился в многолетней коме.
У него было состояние минимального созание, что сродни вегетативному, но не приходил в себя почти два десятка лет.

«Случаи возвращения пациентов из состояния минимального сознания известны, но обычно такие люди даже после пробуждения остаются инвалидами, прикованными к постели, порой лишь одним взглядом немного общающиеся с окружающими.

Как сообщила Ольга Ковтун, МСЧ № 11 вполне могла принять девочку и поместить под наблюдения врача, поскольку там было все необходимое, включая компьютерную томографию. Туда же могла быть вызвана и детская реанимационная бригада. В пермской больнице, не выходя из комы, умерла 13-летняя соня Девочка так и не вышла из комы.

www.russianlook.com Пермь, 22 июня — АиФ-Прикамье. 12-летняя Соня, за жизнь которой три недели боролись врачи, скончалась в больнице 21 июня. Важно Ребенок так и не пришел в сознание.

Следователь сообщил корреспонденту сайта «АиФ-Прикамье», что тело Сони направили на судмедэкспертизу, там будет определена причина смерти. Будет ли переквалифицировано уголовное дело в связи с гибелью девочки, не сообщается.

Ребенка несколько часов возили по городу, за это время она впала в кому.

Спасти жизнь двухлетней девочки сони могут только московские врачи, она в коме

Важно Он пришел в себя, когда члены его семьи, стоя у него в комнате, решали, что с ним делать дальше: продолжать ухаживать или дать умереть».

Есть случаи, когда дети выходили из комы через год-два после начала комы без всяких осложнений, есть случаи, когда муж ухаживал за находящейся в коме женой 17 лет и дождался ее оживления, есть случаи, когда жены, дочери, сыновья дожидались возвращения своих родных, не соглашаясь ставить крест на больных.

Достаточно много случаев, когда люди пережившие даже кратковременную кому вдруг обнаруживали в себе новые дары, способности, видели людей насквозь или начинали играть на скрипке.

Мужское / женское от 19.02.2018

Многие из нас видели фильмы, где главный герой (как правило это обязательно главный герой) лет 10-20 находится в коме, а затем приходит в сознание, а вокруг все другое, у него когнитивный диссонанс, психологическое потрясение, катарсис… Он помнит времена, когда еще воздух был чистым и люди добрыми, а тут нано технологии, мобильные телефоны…. самое дикое — планшеты, ноутбуки.. Истории людей, «проспавших» в коме сколько-то лет на практике более реалистичны: полное восстановление памяти, функций организма после столь длительного нахождения без сознания происходит крайне редко, да и сроки нахождения в коме в основном несколько лет, таких вот «киношных» историй, когда человек спал 20 лет — почти нет. Почти, потому что все же один на миллион да что то подобное случается.
Расскажем как раз о таких вот историях.

В пермской больнице, не выходя из комы, умерла 13-летняя соня

Девочка с тяжелой судьбой… Об этой девочке нет информации нигде кроме как в перепечатанных статьях о проспавших в коме много лет, о ней ничего неизвестно, кроме пары строк, но о ней нельзя не сказать.

Хейли Путре в 4 года стала проживать с тетей, поскольку ее мать лишили родительских прав, в 2005 году, когда девочке было 11 лет, после избиения приемными родителями, она в тяжелом состоянии попала в больницу, где впала в кому.

Врачи со временем поставили крест на ней, считая, что она пробудет в вегетативном состоянии всю жизнь.


В 2008 году социальными службами было принято решение об отключении девочки от аппаратов искусственного дыхания, однако в день утверждения решения юная пациентка начала самостоятельно дышать и проявлять признаки жизни. Позже смогла улыбаться.

Истории людей, проспавших много лет в коме

Но им в тг не шлют стикеры… потому что я добрая. Победу в Кремле буду праздновать сегодня над Навальным. Примерно в 8:02 уже будем праздновать победу и набухиваться всей Россией. — Соня Грезе Мир русского рэпа Чтобы понять, каким образом Грезе связана с русским сообществом любителей рэп-музыки, необходимо рассказать историю её взаимоотношений с известными русскими рэперами.

Источник: http://2155317.ru/vyshla-li-iz-komy-sonya/

В перми скончалась 12-летняя соня, впавшая в кому в карете «скорой помощи»

Пробуждение тяжело больного человека, находящегося в коме возможно в случаях хорошего ухода, любви и заботы родных, вы слышали о случаях оживления никому ненужного пациента? Парадокс в том, как вы, возможно, заметили, что подавляющее большинство выживших после долго пребывания в коме и благополучные исходы — все произошли за границей, в странах с хорошо развитой медициной. В России таких случаев нет.. они бывают крайне редко. В России почти нет выживших после комы в 10-20 лет.
Обвинение не предъявлено. Напомним, 13-летняя пермячка получила тепловой удар 31 мая, находясь с родителями на даче в Сылве. Температура воздуха в тот момент достигла +31 градуса, и девочке стало плохо. Отец Сони, Алексей, первым делом позвонил в поселок Ляды, но там его перенаправили в скорую сылвенского участка, где телефоны не отвечали. Увидев, что дочери становится все хуже и хуже, Алексей решил ехать с ней в больницу самостоятельно — на личном авто. В лядовской больнице с Соней осталась мама, они вместе ждали машину скорой помощи около часа. Скорая повезла девочку через КамГЭС в Пермь — в больницу № 11.

Однако там карету скорой развернули и отправили в Городскую клиническую детскую больницу № 15.

По пути, на подъезде к Камскому мосту, у Сони остановилось сердце.

Впоследствии она находилась в коме III степени и умерла, так и не выйдя из нее.

Источник: http://jurzpp.ru/vyshla-li-iz-komy-sonya/

Жизнь после комы. Воспоминания тех, кто в ней побывал..

Вышла ли из комы соня

Польский железнодорожник Ян Гжебски очнулся после 19-летней комы и узнал, что у него теперь 11 внуков. Американец Терри Уоллес впал в кому в прошлом веке, пришел в себя и не узнал родных. Пожарный Дон Херберт вышел из 10-летней комы, но через год умер от пневмонии.

Люди, вышедшие из комы, рассказали, что чувствуешь, находясь между жизнью и смертью, а их родственники — о том, как жить, если повреждения мозга необратимы.

«Я не понимала, где я и почему не просыпаюсь»

Оксана, 29 лет, Хабаровск:

Мне было 16. Мы праздновали Новый год, и я вдруг подумала: «Скоро я исчезну!» Рассказала об этом подруге, посмеялись. Весь следующий месяц я жила с ощущением пустоты, как человек без будущего, а 6 февраля меня сбил грузовик.

Дальше — бесконечная черная пелена. Я не понимала, где я и почему не просыпаюсь, а если я умерла, почему все еще мыслю? Пролежала в коме две с половиной недели. Потом начала постепенно приходить в себя.

После выхода из комы еще некоторое время находишься в полубессознательном состоянии.

Иногда случались видения: палата, я пытаюсь есть тыквенную кашу, рядом какой-то мужчина в зеленом халате и очках, отец и мать.

В начале марта я открыла глаза и поняла, что нахожусь в больнице. На тумбочке рядом с кроватью лежали роза и открытка от родных на 8 марта — это так странно, только что ведь был февраль. Мама рассказала, что месяц назад меня сбила машина, но я ей не поверила и не верила, что это реальность, еще где-то год.

Я забыла полжизни, заново училась говорить и ходить, ручку в руках не могла держать. Память вернулась за год, но полное восстановление заняло лет десять.

От меня отвернулись друзья: им в 15–18 лет не хотелось сидеть у моей койки. Было очень обидно, появилась какая-то агрессия к миру. Я не понимала, как жить дальше.

При этом я умудрилась окончить школу вовремя, не пропустив год — спасибо учителям! Поступила в университет.

Через три года после аварии у меня начались сильные головокружения по утрам, накатывала тошнота. Я перепугалась и легла в нейрохирургию на обследование. У меня ничего не нашли.

Но в отделении я увидела людей, которым было значительно хуже, чем мне. И я поняла, что не имею права жаловаться на жизнь, ведь я хожу своими ногами, думаю головой. Сейчас у меня все нормально.

Я работаю, а об аварии напоминает только легкая слабость в правой руке и дефект речи из-за трахеотомии.

«Через семь месяцев я открыл глаза. Первая мысль: “Я вчера пил, что ли?”»

Виталий, 27 лет, Ташкент:

Три года назад я познакомился с девушкой. Мы весь день общались по телефону, а вечером решили встретиться компанией. Я выпил бутылку или две пива — так, губы намочил и был совершенно трезв. Потом домой собрался.

Ехать недалеко, я еще подумал, может, оставить машину и поймать такси? Мне до этого три ночи подряд снилось, что я погиб в аварии. Просыпался в холодном поту и радовался, что жив.

В тот вечер я все-таки сел за руль, а со мной — еще две девушки.

Авария была страшная: удар лоб в лоб. Девушка, которая сидела впереди, вылетела через стекло на дорогу. Она выжила, но осталась инвалидом: ноги переломала. Она единственная, кто не терял сознание, все видела и помнит. А я впал в кому на семь с половиной месяцев. Врачи не верили, что выживу.

Пока лежал в коме, мне много чего снилось. Мы должны были с какими-то людьми спать на земле до утра, а потом куда-то отправиться.

Через четыре месяца в больнице родители забрали меня домой. Сами не ели — все для меня. Мой сахарный диабет усложнял положение: в больнице я похудел до 40 килограммов, кожа да кости. Дома меня начали откармливать.

Спасибо моему любимому братишке: он бросил учебу, гулянки, читал про кому, раздавал указания родителям, все было под его четким контролем. Когда через семь с половиной месяцев я открыл глаза, ничего не понял: лежу голый, двигаюсь с трудом.

Подумал: «Я вчера пил, что ли?»

Я две недели маму не признавал. Жалел, что выжил, и хотел обратно: в коме было хорошо

Первое время я жалел, что выжил, и хотел обратно. В коме было хорошо, а тут одни проблемы. Мне рассказали, что я разбился в аварии, упрекали: «Зачем пил? Вот твоя пьянка к чему привела!» Меня это добивало, даже о суициде думал. С памятью проблемы были. Две недели маму не признавал.

Память потихоньку вернулась только через два года. Жизнь начал с нуля, каждую мышцу разрабатывал. Были проблемы со слухом: в ушах война — перестрелка, взрывы. С ума сойти можно. Видел плохо: изображение множилось. Например, я знал, что у нас одна люстра в зале, но видел их миллиард.

Через год стало чуть получше: смотрю на человека в метре от меня, один глаз закрываю и вижу одного, а если открыты оба глаза, изображение двоится. Если человек отойдет дальше, то опять миллиард. Голову не мог дольше пяти минут держать — шея уставала. Ходить заново учился.

Не давал себе поблажек никогда.

Все это изменило мою жизнь: сейчас мне не интересны гулянки, хочу семью и детей. Я стал мудрее и начитаннее. Полтора года спал по два-четыре часа в сутки, читал всё: слуха не было, ни поговорить, ни телевизор посмотреть — только телефон спасал.

Я узнал, что такое кома и какие бывают последствия. Я никогда не падал духом. Знал, что встану и докажу всем и самому себе, что справлюсь. Я всегда был очень активным. До аварии все во мне нуждались, а тут бац! — и стал ненужным.

Кто-то «похоронил», кто-то думал, что я на всю жизнь останусь калекой, но это только придавало мне сил: я хотел встать и доказать, что жив. После аварии прошло уже три года. Я плохо, но хожу, плохо вижу, плохо слышу, не все слова понимаю.

Но я постоянно работаю над собой, занимаюсь упражнениями до сих пор. А куда деваться?

«После комы я решил начать жизнь сначала и развелся с женой»

Сергей, 33 года, Магнитогорск:

В 23 года после неудачной операции на поджелудочной железе у меня началось заражение крови. Врачи ввели меня в искусственную кому, держали на аппаратах жизнеобеспечения. Так я пролежал месяц.

Снилось всякое, а в последний раз перед пробуждением я катил какую-то бабушку на инвалидной коляске по темному и сырому коридору. Рядом шли люди. Вдруг бабушка обернулась и сказала, что мне еще с ними рано, махнула рукой — и я очнулся.

Потом еще месяц в реанимации лежал. После того как меня перевели в общую палату, дня три учился ходить.

Выписали меня из больницы с панкреонекрозом. Дали третью группу инвалидности. Полгода просидел на больничном, потом вышел на работу: по специальности я электромонтер металлургического оборудования. До больницы я работал в горячем цеху, но потом перевелся в другой. Инвалидность скоро сняли.

После комы я переосмыслил жизнь, понял, что жил не с тем человеком. Жена навещала меня в больнице, но у меня вдруг появилось какое-то отвращение к ней. Объяснить почему, я не могу. Жизнь у нас одна, поэтому я вышел из больницы и развелся с женой по собственному желанию. Сейчас женат на другой и счастлив с ней.

«У меня половина лица железная»

Павел, 33 года, Санкт-Петербург:

Я с юности занимался горнолыжным спортом, немного пауэрлифтингом, тренировал детей. Потом на несколько лет забросил спорт, работал в продажах, занимался черт-те чем. Жил одним днем, пытался найти себя.

В 2011 году я упал со смотровой площадки в Таллине с высоты четвертого этажа. После этого восемь дней пролежал в коме на аппарате искусственного жизнеобеспечения.

Пока я был в коме, мне приснились какие-то ребята, которые сказали, что на земле я занимаюсь не тем, чем нужно. Говорили: ищи новое тело и начинай все сначала. Но я сказал, что хочу вернуться в старое. В свою жизнь, к своим родным и друзьям. «Ну, попробуй», — сказали они. И я вернулся.

Первое время после пробуждения я не понимал, что со мной, а окружающий мир казался нереальным. Потом я начал осознавать себя и свое тело. Совершенно неописуемые ощущения, когда понимаешь, что жив! Врачи спрашивали, что я буду теперь делать, и я ответил: «Тренировать детей».

Основной удар во время падения пришелся на левую часть головы, я прошел через несколько операций по восстановлению черепа, лицевых костей: половина лица — железная: в череп вшиты металлические пластины. Мое лицо буквально собирали по фотографии. Сейчас я практически похож на себя прежнего.

Левую часть тела парализовало. Реабилитация была нелегкая и очень болезненная, но если бы я сидел и грустил, ничего хорошего не вышло бы. Меня очень поддержали родные и друзья. Да и здоровье у меня хорошее.

Занимался ЛФК, выполнял упражнения для восстановления памяти и зрения, полностью изолировал себя от всего вредного и соблюдал режим дня.

А уже через год вернулся к работе, организовал в Петербурге свой спортивный клуб: летом учу детей и взрослых кататься на роликах, зимой — на лыжах.

«Я срывалась и трясла сына: “Скажи что-нибудь!” А он смотрел и молчал»

Алена, 37 лет, Набережные Челны:

В сентябре 2011 года мы с сыном попали в аварию. Я была за рулем, потеряла управление, выехала на встречку. Сын ударился головой о стойку между сиденьями и получил открытую черепно-мозговую травму. У меня были переломаны руки-ноги. Сидела оглушенная, в первые минуты была уверена, что с сыном все нормально.

Нас отвезли в Азнакаево — маленький городок, где нет нейрохирурга. Как назло, был выходной день. Врачи сказали, что у моего ребенка травмы, несовместимые с жизнью. Сутки он пролежал с разбитой головой. Я молилась как сумасшедшая. Потом приехали врачи из республиканской больницы и провели трепанацию черепа.

Через четыре дня его увезли в Казань.

Где-то месяц сын лежал в коме. Потом начал потихоньку просыпаться и перешел в фазу бодрствующей комы: то есть он спал и просыпался, но смотрел в одну точку и никак не реагировал на внешний мир — и так месяца три.

Нас выписали домой. Врачи никаких прогнозов не давали, говорили, что ребенок может остаться в таком состоянии на всю жизнь.

Мы с мужем начитались книжек про повреждения мозга, каждый день делали сыну массаж, занимались с ним ЛФК, в общем, не оставляли в покое. Поначалу он в памперсах лежал, голову держать не мог, а еще полтора года не говорил.

Я иногда срывалась и в истерике трясла его: «Скажи что-нибудь!» А он на меня смотрит и молчит.

Жила в каком-то полусне, не хотела просыпаться, чтобы этого всего не видеть. У меня был здоровый, красивый сын, учился на отлично, занимался спортом. А после аварии на него страшно было смотреть. Один раз чуть до самоубийства не дошло. Потом пошла к психиатру лечиться, и вера в лучшее вернулась.

Собрали деньги на реабилитацию за границей, очень друзья помогли, и сын начал восстанавливаться. Но несколько лет назад у него появилась сильная эпилепсия: приступы по несколько раз в день. Мы кучу всего перепробовали. В конце концов врач подобрал таблетки, которые помогли.

Приступы теперь случаются раз в неделю, но эпилепсия затянула прогресс реабилитации.

Сейчас сыну 15 лет. После парализации правой части тела он криво ходит. Кисть и пальцы правой руки не работают. Он говорит и понимает на бытовом уровне: «да», «нет», «хочу в туалет», «хочу шоколадку». Речь очень скудная, но врачи называют ее чудом.

Сейчас он на домашнем обучении, с ним занимается учительница из коррекционной школы. Раньше сын был отличником, а сейчас решает примеры на уровне 1+2. Может переписывать буквы и слова из книжки, а скажешь «напиши слово» — не сможет.

Мой сын никогда не станет прежним, но все равно я благодарна Богу и врачам за то, что он жив.

Источник: http://www.stena.ee/blog/zhizn-posle-komy-vospominaniya-teh-kto-v-nej-pobyval

Вопрос Юристу
Добавить комментарий